КНИГА КИРЕЕВА

Этот раздел посвящен писцовой книге бортничьих и мордовских деревень Арзамасского уезда, составленной в 1677 году писцами Василием Федоровичем Киреевым и подьячим Григорием Молчановым. Именно эту книгу изучал Гераклитов А.А. в своей работе Арзамасская мордва по писцовым и переписным книгам XVII-XVIII вв. 1930 года. Уникальность ее заключается в том, что Киреев и Молчанов ссылались на писцовую книгу Тимофея Измайлова 1628 года, на дозорные книги Данилы Зубова и подьячего Родиона Иванова 1641 года, а также на переписные книги Федора Лызлова и подьячего Матвея Андреева 1646 года. Книга Киреева и Молчанова содержит в себе ценный материал для генеалогического исследования, понимания территорий расселения мордвы в границах Арзамасского уезда в 17 веке, а также влияния на них системы налогообложения Русского царства.

Эта книга может быть полезна: 1) людям, исследующим свою генеалогию; 2) историкам, анализирующим расселение мордвы, систему налогообложения, изучающим бортные знамена (сёрма) мордвы; 3) краеведам, восстанавливающим исторические названия рек, оврагов, урочищ; 4) лингвистам, изучающим мордовские имена; 5) всем прочим любознательным людям.

Сначала прочитайте небольшое введение к книге, откуда можно совершить переход на интересующие Вас населенные пункты: О писцовой книге бортничьих и мордовских деревень Арзамасского уезда Киреева и Молчанова 1677.

Работа по переводу в электронный формат одной из копий книги Киреева и Молчанова, хранящейся в ГКУ ЦАНО (ф. 2013, оп. 602а, д. 37), начата в 2018 году.

На 01.05.2018 переведено в текст 192.5 листа по Утишному стану (67% от объема по данному стану), охвачено 23 населенных пунктов из 28 (82%) и один починок.

Как писал Гераклитов А.А.:

«По обстоятельствам, от автора не зависящим, писцовая книга 185 г. не могла быть полностью использована. Так, с великим сожалением, пришлось отказаться от богатейшего и ценнейшего материала, представленного описанием бортных ухожаев, хотя даже беглое знакомство с ним показывает, что Арзамасская мордва в отношении бортничества кое чем отличалась, напр[имер], от Шацкой и Алатырской мордвы.

Пришлось отказаться от детального изучения населения каждой деревни, довольствуясь лишь итоговыми цифрами, и, т[аким] о[бразом], оставить втуне богатейший материал по личным именам. Также оставлены без внимания те тысячи урочищ, которые фигурируют при установлении земельных границ отдельных деревень, хотя в числе этих урочищ встречается такая масса маров, старых кладбищ, селищ и городищ, что с помощью их возможно составить археологическую карту старого Арзамасского у[езда]. Больше того, те же досадные обстоятельства вынудили и из итоговых цифр брать только те, что непосредственно касаются мордвы и оставить без внимания все, относящееся до бортничьих деревень. Сообщается все это здесь не для очищения совести через публичное покаяние, а в надежде, что кто-нибудь возьмется довершить недовершенное и, б[ыть] м[ожет], при удаче даже сумеет целиком издать этот драгоценный для мордвы документ.»